Олег Довганюк о развитии Кронштадта и его перспективах — kronnews.ru
Город  

Олег Довганюк о развитии Кронштадта и его перспективах

опубликовано: 28.01.2021 | 10:54

У Кронштадта много особенностей. И каждая из них в определенной степени накладывает свой отпечаток на его развитие. О том, с какими вызовами сталкиваются жители города-острова, и каковы их перспективы в свете запланированных преобразований, рассказал Олег Довганюк, глава администрации Кронштадтского района.

Планы транспортной доступности реализуются в ускоренном темпе

Корреспондент: Тема транспортного «коллапса» в Кронштадте была в наибольшем тренде в прошлом году. Но сегодня я нормально доехал, без задержек по пути. Так ли страшна дорога на остров, как о ней писали?

Олег Довганюк: Транспортная проблема совершенно не эксклюзивна для Кронштадта. Она характерна для многих районов, особенно таких анклавов, как Шушары, Славянка, Мурино, Кудрово и других, не буду все перечислять. Везде существует суточная цикличность. Когда утром я, например, приезжаю в семь тридцать на работу, поток идет на выезд. Особенно он напряженный с восьми до девяти часов утра. Естественно, с шести вечера он идет на въезд.

И все наше Кроншоссе буквально стоит, большая длинная транспортная артерия течет медленным тягучим потоком. К тому же знаки ограничивают скорость до 40 километров в час. Потому и случается «пробка» по два раза в день по будням. А по выходным, праздникам – свои трудности с трафиком, в зависимости от турпотока, а так в середине будничных дней кажется, что все хорошо.

Корреспондент: Тем не менее, разработаны серьезные планы со сроками ввода дорог, транспортных магистралей. В чем же необходимость их расширения, если обстановка не хуже, чем в других районах?

Олег Довганюк: Дело в том, что перечень работ по строительству и реконструкции этих дорог был сформирован уже давно. Развитие территории Кронштадта планировалось вне зависимости от федеральных проектов. Если на карту посмотреть, между 16-м и 19-м кварталами большая территория пустующих земель. Они пока разной принадлежности, есть городские участки и Министерства обороны, которые потихоньку переходят в собственность Петербурга. На рубеже 2014–2015 годов здесь началось планирование строительства 18-го квартала.

Уже тогда в Комитете по развитию транспортной инфраструктуры были планы по развитию уличной сети. Но за это время появилось три федеральных проекта – развитие туристического кластера, перевод в Кронштадт военно-морских учреждений и военно-исторический парк «Патриот», перемещение Международного военно-морского салона. Сразу возник вопрос о синхронизации этих планов и сроках их реализации. Но город не мог вложить деньги в реконструкцию существующей развязки, потому что различные ее участки относятся к разным видам собственности.

Например, участок кольцевой автодороги, который проходит через комплекс защитных сооружений, – федеральный объект. Сам комплекс является объектом Министерства строительства и ЖКХ. Путепроводная развязка, которая ведет в Кронштадт, строилась в начале 2000-х годов по упрощенной схеме. Ее полный проект предполагал большее количество ответвлений.

Если ехать из Ломоносова, можно заметить левый поворот к западной части острова. А его фактически нет. Со стороны Приморского района тоже нет предполагавшегося съезда. Получается, откуда бы ни ехать, обязательно попадаешь на единственную развязку. А по ней транспорт движется в одну колонну. Это и городские автобусы, и гужевой транспорт, и спецтехника, а также военные, пожарные, скорая и т.д., не говоря уже о легковых автомобилях – все попадают на одну развязку. А если ДТП? Бывало, когда опрокидывалась машина с негабаритным грузом, все останавливалось часа на четыре.

Поэтому сейчас стоит задача синхронизировать работу между различными ведомствами на всех уровнях. Вопрос на контроле и у Александра Беглова, губернатора города, и Марата Хуснуллина, заместителя председателя правительства РФ. Ведь если даже мы расширим наше Кроншоссе до четырех полос, то все равно придем к проблеме «бутылочного горлышка» при въезде на развязку и съезде с нее.

Корреспондент: Я правильно понял, что не развитие туристического кластера повлияло на транспортную загруженность?

Олег Довганюк: Генеральный план развития Кронштадта, по реконструкции, в т.ч. и транспортной развязки, уже давно был разработан. Открытие военно-исторического парка «Острова фортов» и других объектов высветило эту проблему более остро, на нее обратили внимание. Ведь строительная практика такова, что вначале возводят какие-то объекты, а уже потом к ним прокладывают подъездные пути. Наоборот не бывает. В дорогу к пустырю, на далекую перспективу, не вкладывают миллиарды. Конечно, в идеале объекты и подъездные пути к ним должны вводиться в эксплуатацию одновременно. Но нужно делать поправку на несовершенство мира.

Развитие туристического кластера только заострило внимание на федеральном уровне и в правительстве Санкт-Петербурга на существующей проблеме транспортной развязки. Ведь у нас в Кронштадте не появилось ни одной новой улицы. Просто то, что было в планах, нужно построить быстрее, сместить сроки на более ранние. Проектирование уже идет ускоренными темпами. Реконструкция подъездных путей начнется в этом году, а активная фаза строительства нас ожидает в 2022-м.

Благоустройство – в приоритете, но социальные обязательства важнее

Корреспондент: Как формируется бюджет района. Какие средства направляются на решение задач Кронштадта?

Олег Довганюк: Есть бюджет Санкт-Петербурга, и нам выделяются субсидии, ассигнования, как предусмотрено для каждого городского района. На нужды Кронштадтского района в минувшем году было выделено три миллиарда рублей. Эти средства расходуются, в основном, на социальные выплаты, на зарплаты бюджетников – врачей, учителей, работников сферы культуры, спорта и т.д. Из этих же средств обеспечивается содержание бюджетных учреждений – больниц, поликлиник, школ, садиков, их ремонт, закупка нового оборудования.

Корреспондент: Есть ли какие-то приоритетные цели?

Олег Довганюк: Главная наша цель – меры социальной поддержки населения. Мы выплачиваем пособия и предоставляем другую помощь различным слоям населения – матерям, детям, многодетным, малообеспеченным, в соответствии с Социальным кодексом и Законом Санкт-Петербурга. К тому же мы должны выполнять майские указы президента по повышению уровня заработной платы врачей, учителей, доплат за классное руководство, например и других выплат.

Необходимо также развивать системы здравоохранения и образования. Это означает, что мы должны закупать оборудование и медицинские препараты в нашу больницу, поликлинику и т.д. В школах нужно обновлять электронные доски, мебель, закупать книги и многое другое.

Корреспондент: Я отметил, что в Кронштадте активно ведутся работы по благоустройству и энергосбережению. Это не приоритетное направление?

Олег Довганюк: Тоже приоритетное, конечно. Но только после выполнения социальных обязательств перед жителями района. Мы каждый год формируем заявку на ассигнования. К примеру, видим, что нужно отремонтировать определенное количество детских площадок, дворовых территорий, благоустроить общественные пространства, разбить новые парки, скверы. Указываем все потребности в заявке.

Затем проводим ее защиту в профильных комитетах, а затем – в финансово-бюджетном комитете Законодательного собрания. Вопросов задают очень много, определяются первоочередные потребности. И не всегда мы получаем все, что хотим. Некоторые позиции отстаиваем, что-то нам переносят на следующий год. Потому что средств, как правило, всегда не хватает.

Например, в этом году нам выделено 100 миллионов рублей на капремонт учреждений образования – школы, детские сады, системы дополнительного образования. Практически все объекты находятся в исторической части Кронштадта, многие из них являются памятниками регионального или федерального значения. Их ремонт сопряжен с реставрационными работами и требует совершенно других средств.

На капитальный ремонт учреждений здравоохранения выделено 50 миллионов рублей. Их нужно распределить между больницей, поликлиникой, станцией скорой помощи, детской поликлиникой. Отдельно финансируются учреждения культуры, спорта.

Что же касается благоустройства района, то это входит в полномочия соответствующего комитета. А обновлением освещения парков, скверов, улиц и дворов занимается ГБУ «Ленсвет» по своим инвестиционным программам и из своего бюджета. Приоритетные работы согласовываются с нами. При необходимости и мы обращаемся с просьбой включить в ближайшие планы обустройство тех или иных объектов.

Например, в минувшем году Фонд капитального ремонта отремонтировал 30 фасадов. Это было сделано как раз по нашей заявке. Мы видели состояние этих домов и обратились в комитет. После необходимой проверки и оценки работ наш запрос утвердили. Вопрос контролировал Николай Бондаренко, вице-губернатор Санкт-Петербурга. На этот год мы подавали заявку на ремонт еще тридцати фасадов, двадцать из них уже утверждены.

Туризм во благо, если его организация хорошо продумана

Корреспондент: Есть ли в районе проблема безработицы, и предполагает ли развитие туристического кластера ее решение?

Олег Довганюк: В Кронштадте порядка сорока четырех тысяч жителей. Из них примерно двадцать тысяч трудоспособного населения. Около половины из них ежедневно ездят на работу в другие районы города. Уровень безработицы, по данным центра занятости, увеличился в связи с пандемией. Если в 2019 году у нас на учете состояли 330-350 человек, то в 2020 году их было около тысячи. Порядка трехсот человек трудоустроились в пределах района, в основном, в госучреждениях, на предприятиях малого и среднего бизнеса. На Морском заводе более восьмисот человек работает.

Туристический кластер предполагает в перспективе полторы тысячи рабочих мест. В прошлом году был открыт новый парк, территория которого передается в управление администрации района. Мы создаем государственное бюджетное учреждение. По нашим оценкам, его штат предполагает порядка сорока рабочих мест. К работам по уходу за парком будут привлекаться наши местные подрядчики на аутсорсинге. Это даст им возможность заработка и дополнительного найма рабочих рук.

Помимо парка и детского лагеря есть еще много интересных планов. В этом году начнется строительство новых больших объектов. И, соответственно, увеличится количество рабочих мест.

Корреспондент: Как жители Кронштадта принимают эти обновления?

Олег Довганюк: Когда летом, в период ослабления карантинных мер, открыли новый парк, внутренний туризм резко увеличился. И наши петербуржцы, и гости из других регионов устремились в Кронштадт на личном транспорте. Встречались номера автомобилей не только из ближайших городов северо-запада, но и из Челябинска, Екатеринбурга и других регионов.

Мы столкнулись с коллапсом – все дворы и подъездные пути были хаотично заставлены автомашинами. Это создало большое напряжение. Ведь планировалось, что посещаемость будет порядка 3-4 тысячи человек в день, а на практике одновременно присутствовало 12-15 тысяч. И так – каждый день. Это, конечно, вызывало недовольство жителей Кронштадта.

Корреспондент: Во всем мире наблюдается противоречивое отношение к туризму. В одних регионах рады дополнительным рабочим местам и заработкам за счет него, в других – местных жителей раздражает наплыв туристов.

Олег Довганюк: Ранней осенью я позволил себе небольшой отпуск. На своем автомобиле проехал по городам Золотого кольца. Потом свернул в сторону Казани, посетил Остров-град Свияжск, государственный историко-архитектурный и природно-ландшафтный музей-заповедник в Зеленодольском районе Татарстана. Побывал и в древнем городе Булгар — столице средневековой Волжской Булгарии и Золотой Орды.

Конечно, везде по-разному. В одном городе многое, мягко говоря, неорганизованно, в другом – все хорошо. Вот, например, в Суздале мне понравилось. Там видно, что весь город живет туризмом. Кафе и рестораны оформлены в русском средневековом стиле, начиная с одежды персонала и заканчивая всей обстановкой. Плюс кухня национальная. Когда подают, скажем, расстегай или кулебяку, официант рассказывает, как правильно ее есть – здесь режем, туда наливаем, берем с этого конца и все такое. Довольно интересно.

Много сувенирных рядов, где местные продавцы одеты во все колоритное. Если это производство кузнечное, значит, они одеты кузнецами. Сконструированы целые тематические «деревни». Все это на одной территории и компактно. Видно, что туризм бюджет пополняет и город содержит. Сам Суздаль благоустроенный, чистый и даже нарядный.

Корреспондент: То есть все зависит от организации?

Олег Довганюк: Разумеется, все зависит от организации, в том числе и логистики. Автобусы и легковые автомобили не хаотично ездят по всему городу. Есть определенные места для парковки и пешеходные зоны. Это был для меня хороший опыт знакомства с развитием туристического кластера в других городах. И нам предстоит внедрить его в Кронштадте.

За примерами далеко не надо ездить, петербуржцы бывают в Хельсинки, других городах той же Европы. В пределах исторической части города никто на автомобилях не ездит. Подъезжают к «старому городу», оставляют машину, автобус и идут на экскурсии пешком.

Не так, как у нас – от памятника к памятнику на автобусе едут. Подъехали 50 человек к футштоку, по которому равняются все географические карты страны, посмотрели, сели в автобус и переехали к Петровскому парку, и таким же образом – на Якорную площадь. Такого не должно быть. Тем более что у нас все в шаговой доступности.

Автоматический мониторинг состояния экологии

Корреспондент: В последнее время люди, особенно юное поколение, все чаще поднимают вопросы экологии. Как обстоят дела с защитой окружающей среды в Кронштадте?

Олег Довганюк: В целом, в Кронштадте обстановка с экологией получше, чем в других районах. Причина – в географическом положении, мы на острове. Со всех сторон – вода, отовсюду – ветра. У нас немного холоднее, немного сырее. Даже песня есть – «Над Кронштадтом туман». К тому же здесь нет крупных промышленных производств, никаких больших предприятий. У Морского завода нет вредных отходов.

Были когда-то давно источники слабой радиации, типа навигационных знаков, но они вывезены из Кронштадта много лет назад. Так что радиационный фон, в целом, удовлетворительный. У нас на острове самый низкий уровень загрязнения атмосферного воздуха. Это подтверждают все наши экологи, ведущие постоянный автоматизированный мониторинг.

Деревья – гордость наших улиц и парков – сажали еще генерал-губернаторы Кронштадта. А пляж является одним из самых чистых в Санкт-Петербурге. Тем более что сейчас «Водоканал» вводит новые очистные станции на северных островах.

У нас нет постоянных свалок бытового мусора, все отсюда вывозится. Воинские части свои отходы уже достаточно сократили. Есть, конечно, несанкционированные свалки. И, понятно, что никто к нам мусор неизвестного происхождения не привозит. Не чужие какие-то люди специально приехали и выбросили его.

Это наши отдельные недобросовестные предприниматели не вывозят свои отходы в установленные места. Они должны заключать договора с соответствующими структурами на его утилизацию. Но в силу разных причин этого не делают. Поэтому нам приходится незаконные свалки ликвидировать за счет бюджета.

Корреспондент: Может, их что-то в этих договорах не устраивает?

Олег Довганюк: За вывоз мусора платить деньги надо. Вот, делается ремонт в большом помещении, появляются строительные отходы. Их много, на одну-две машины. Надо за них заплатить сравнительно небольшую сумму, и мусор вывезут. Но в силу каких-то причин человек не хочет заключать договор.

Вместо цивилизованного решения вопроса, он сам втихую вывозит отходы в темное время куда-то неподалеку. Наверное, считает, что общественное – это ничье. Но мы с полицией постоянно мониторим территории возможного сброса мусора. У нас сейчас реализуется программа установки видеокамер. И уже есть фиксации номеров машин, на которых доставляли отходы в эти места.

Корреспондент: Какие последствия это имеет для них?

Олег Довганюк: Нарушители привлекаются к ответственности. Составлены административные протоколы, назначены штрафы. Суммы небольшие – 50-100 тысяч. Но для некоторых предпринимателей финансовое наказание ощутимо, в зависимости от уровня бизнеса. Это кратно больше, чем заплатить за вывоз мусора!

Корреспондент: В некоторых странах во столько обходится брошенный окурок. Страшно представить, какой штраф будет назначен за кучу строительных отходов, сваленных в несанкционированном месте.

Олег Довганюк: У нас же демократическая страна. Поэтому будем следить за нарушителями и привлекать их к ответственности. За их счет будем вывозить мусор.
Полномочия по сбору и вывозу мусора есть у Кронштадтского жилищного агентства. Твердые бытовые отходы накапливаются на 180 контейнерных площадках во дворах. Для таких опасных вещей, как лампы накаливания, батарейки, термометры, стоят по Кронштадту около 50 экобоксов ярко-оранжевого цвета.

Постепенно внедряем раздельный сбор мусора. Заключили договор с предпринимателем. Он перемещается по городу и собирает вторсырье. Но к этому наших жителей надо еще приучать, проводить разъяснительную работу, в том числе в школах. Стараемся, по крайней мере. Есть, конечно, проблемы, но мы их решаем.

Дело в том, что мусорная реформа, мягко говоря, буксует. У нас нет получателей раздельно собранных отходов, которые занимались бы их переработкой. Люди разделили мусор по разным контейнерам, а потом подъехала спецмашина и собрала все в один общий приемник.

Корреспондент: Бытовой мусор занимает 3% от всего объема отходов. Почему о 97% промышленных отходах ничего не говорят?

Олег Довганюк: У нас тоже бывает, что отдельные промышленные отходы перекрывают весь объем бытового мусора. Сейчас мы долго бьемся за снос аварийного недостроенного здания, бывшего на балансе Морского завода. Казалось, все будет просто, да и стоило бы это сравнительно немного. Но, оказалось, в законе Санкт-Петербурга нет такого понятия как «аварийный недострой».

Никто не мог представить ситуацию, чтобы строили-строили, дошли до девяностого года и не достроили. И вот осталось на острове недостроенное здание. Прошло 30 лет с тех пор как прекратилось его строительство. Конструкция рассыпается, крошится в непосредственной близости к жилому дому, детской площадке. Это опасно. Мы просили снести.

Депутаты Законодательного собрания приняли в прошлом году необходимые поправки в закон. Оказалось, что в Санкт- Петербурге есть еще несколько таких объектов. И сейчас мы надеемся, что весной нам снесут этот «аварийный недострой». Но сколько же будет кирпича, бетона, арматуры, цемента. Это же надо куда-то вывозить.

Корреспондент: Заповедник «Западный Котлин» — ваша «епархия»?

Олег Довганюк: Наш губернатор Александр Беглов говорит, что все в районе – наше. И неважно, федеральные это объекты или городские. Что касается государственного природного заказника регионального значения «Западный Котлин», он относится к ведению Комитета по природопользованию. Заказник огорожен, проложены пешеходные тропы. Здесь гнездятся птицы и растут редкие кустарники и деревья.

Корреспондент: Есть ограничения по количеству посетителей?

Олег Довганюк: Трафик посетителей негативного влияния на территорию в 100 га не оказывает. Туристов в массовом масштабе он не привлекает. Им и в Кронштадте есть что посмотреть. Сложности начинаются только, когда лед встает, – сюда съезжаются рыбаки со всего Петербурга. Но до места рыбалки они добираются пешком и заказнику вреда не причиняют.

С другой стороны, в районе форта Шанц оставляются машины, перекрывая доступ городскому автобусу. Он не может там развернуться. Да и в летнее время непросто. Когда хорошая погода, отдыхающие из Петербурга массово приезжают на необорудованное побережье, как на пляж. Но от сотрудников заказника не было жалоб. Если поступят нарекания, будем ограничивать доступ.

Демографического взрыва не ожидается

Корреспондент: Каковы демографические тенденции Кронштадта?

Олег Довганюк: Население Кронштадта, как я уже говорил, составляет 44 тысячи человек. И надо сказать, что так было и при царизме, и при социализме, и сейчас. То есть цифра в пределах от 40 до 44 тысяч – постоянная. Какого-то взрывного демографического роста мы не ожидаем и не планируем.

В Петербурге ведется активное строительство жилых домов и районов. В Кронштадте такой перспективы нет. Здесь действует ограничение на строительство – не выше 15 метров, это три этажа. То есть большим инвесторам-строителям район неинтересен в этом плане.

У нас недавно построили относительно новый жилой комплекс «Амазонка». Там более двухсот квартир. Компания Setl City закончила строительство жилого комплекса «Фортеция» на Тулонской аллее. Здесь в трехэтажных домах порядка трехсот квартир.

Вместе с Жилищным комитетом мы реставрируем и ремонтируем дома, которые были в аварийном состоянии. Год назад сдали такой дом на улице Коммунистической, заканчивается реконструкция на улице Красной. Порядка 220-225 квартир распределяются по программе «Молодежи – доступное жилье».

Вот такое у нас расширение жилищного фонда – не более 1000 квартир за весь период. До 2025 года, возможно, прибавится еще столько же – есть планы по строительству жилья по линии туристического кластера. К ним прилагаются и социальные объекты – детский сад, школа, медицинские учреждения, культурные и так далее.

Корреспондент: Если численность населения Кронштадта исторически стабильная, есть ли потребность в развитии социальной сферы? Возможно, она достигла своего предела?

Олег Довганюк: Действительно, перед нами не стоит задача увеличить население города, например, в два раза. Территорию острова ведь не расширить. Соответственно, здесь все социальные объекты размещены компактно. Но школы на сегодняшний день заполнены на 108%. Поэтому возникла необходимость вернуть 418-ю школу в нашу систему образования. Сейчас в этом здании располагаются Кронштадтский лицей и спортивная школа.

Детские садики на 115% заполнены в связи с поручением президента ввести в них ясельные группы. Это решение было направлено на то, чтобы мамы могли выйти на работу раньше, не дожидаясь, когда ребенку исполнится три года. Сейчас у нас 440 детей ясельного возраста и группы уже начинают переполняться. Нам нужен новый детский сад.

Объектов торговли и питания у нас, конечно, меньше, чем в Адмиралтейском или Центральном районах. Но нам хватает. Иногда жители Кронштадта задают вопрос, почему здесь нет большого торгово-развлекательного комплекса, как «Галерея» или «Лето».

Но такие решения принимает бизнес. А предприниматели считают возможную проходимость объекта, сколько будет посетителей – тысяча человек в день или двадцать тысяч. И получается, что жители острова не смогут обеспечить наполняемость и, в конечном итоге, окупаемость большого торгового центра.

Социальные объекты Кронштадту нужны: у нас из расчета на тысячу жителей меньше культурных и спортивных объектов, торговых мест, точек питания, чем в других районах. Тем более современного типа.

В «Умном городе» все в онлайне

Корреспондент: Как реализуется в Кронштадте концепция «умного города»? Каким вы видите Кронштадт будущего?

Олег Довганюк: Концепция «умного города» реализуется в Кронштадте в качестве пилотного проекта. Распоряжением губернатора Санкт-Петербурга еще в 2018 году был создан проектный офис развития Кронштадтского района. В группу входят представители сорока одного комитета на постоянной основе. Возглавляет офис спецпредставитель губернатора Анатолий Котов.

К умным технологиям подключена вся социальная инфраструктура – образование, здравоохранение, культура. Каждый комитет, исполнительный орган предоставил данные по Кронштадту – по энергетике, запасам, транспорту… по всем направлениям. Все организации, независимо от формы собственности, подключены к цифровому документообороту. Будь то бизнес, объекты Министерства обороны, туристический кластер или правительство Санкт-Петербурга.

В районе установлены видеокамеры по программе «Безопасный город». К системе учета подключены утилизация и сбор мусора, энергосберегающие программы. Реле, которое управляет включением освещения в парадных и на улицах, тоже является элементом «умного города».

Проект «Бережливая поликлиника» модернизирует нашу систему здравоохранения. Ни один новый или реконструированный объект не будет принят в эксплуатацию без подключения тех или иных элементов «умного города».

Корреспондент: Это все уже дает какие-то результаты, экономию?

Олег Довганюк: Я сейчас не готов оперировать конкретными цифрами. Но эта система создает удобство для жителей района. Из единого сервиса они могут с телефона, планшета, компьютера оплатить коммунальные услуги, заказать службу доставки, записаться к врачу, встать в очередь в детский сад. Сейчас добавилась возможность удаленного школьного образования. Это все очень удобно, если только научиться пользоваться.

Для этого в городе реализуется программа, например, «Старшее поколение», которую реализует комитет по социальной политике совместно с администрациями районов. Люди старшего поколения с удовольствием изучают компьютерную грамотность. Это не дает им чувствовать себя изолированными, позволяет общаться в сети, пользоваться всеми возможностями «умного города».

Комментарии к материалу:

  • ВКонтакте
  • Facebook